От Тянь-Шаня – до карьера

От Тянь-Шаня – до карьера

Палатки, песни у костра, сплавы по реке – не жизнь, романтика! У многих с советских ещё времён профессия геолога ассоциируется примерно так. На этот образ когда-то «клюнул» и Сергей Москвичёв.

– В школе задали написать сочинение на тему, кем мы хотим стать. А у нас дома был том детской энциклопедии и надо же такому случиться, что я открыл его как раз там, где на скале был изображён геолог. Весь такой смелый, сильный. В общем, за сочинение получил пятёрку, а дальше… дальше постепенно стал понимать, что и, в самом деле, хочу стать геологом, – рассказывает Москвичёв.

Геологический факультет Львовского университета, практика на Дальнем Востоке, Камчатке, распределение в Туркмению – восьмидесятые годы для нынешнего начальника службы планирования и оперативного управления качеством руды карьера Лебединского ГОКа стали, пожалуй, самыми яркими. Это было время самых смелых надежд, время исполнения желаний. Наверное, каждый геолог мечтает стать полезным родине, открыть такое месторождение, чтобы все ахнули. И стали разрабатывать. Месторождения Сергея Москвичёва оказались востребованными, стройматериалы стране были нужны. Только Союз распался, и братская республика поспешила стать независимой. Куда податься наш герой долго не думал. Жена Зоя, тоже геолог, училась в Старом Осколе. В те края и решили рвануть. Москвичёва взяли на Лебединский ГОК монтёром пути. Конечно, поначалу было обидно. Как-никак, геолог с 12-летним стажем, а опыт не используется. Но времена были тяжёлые, семью нужно кормить, так что Сергей не роптал. И во время перерыва, перебирая щебёнку на путях, рассказывал рабочим происхождение каждого камушка. Те удивлялись: откуда столько знаешь? Наш герой только улыбался. И вспоминал свои маршруты на Тянь-Шане, в Забайкалье.

– На Тянь-Шане передвигались на лошадях, а в Забайкалье – только пешком. Вместо вьючных животных, правда, использовали оленей. Сесть верхом на него могли только якуты, нас бы не выдержали, – рассказывает Сергей Петрович. – Мошка и нас, и оленей донимала жутко. Никакого спасения от неё не было. И противомоскитные сетки не помогали. Пока ложку до рта донесёшь, и комары, и мошка её уже облепили. Знаете, как каюры оленей собирали, если они разбегались? Разводили костры и животные неслись к нему со всех ног. Чуть ли головы в огонь не совали, чтобы спастись от прожорливой мошкары.

…Знаете, когда я только-только начинал, иной раз хотелось уйти. Представьте, возвращаетесь вы в свой лагерь, а его нет. Сгорел. Вместе с запасами еды, сейфом и ценными бумагами (его мы тоже таскали обязательно). А до соседнего лагеря 25 километров. И вот голодные, уставшие, злые двое суток бредём на него. И ещё на себе каждый тащит килограмм 20-25 кг образцов породы! В такие моменты охватывало отчаяние: «Что я здесь делаю? Оно мне надо, терпеть эти тяготы и лишения?» Но проходило пару месяцев «на гражданке» и понимал, что надо. Что не можешь уже без этой кочевой жизни. Геолог – не столько профессия, сколько образ жизни. За что люблю своё дело? Чтобы стать геологом, нужно обладать и физической силой, и умом. Должен быть такой сплав. Видимо, это сплав не остался незамеченным и на Лебединском ГОКе. В монтёрах Москвичёв ходил недолго. Сегодня он начальник службы в геолого-маркшейдерском управлении комбината.

– И не скучно вам после палаток, костров и оленей оседлой жизнью жить? И карьер, наверное, куда менее интересен, чем Киргизский хребет?

– Совсем нет! – парирует Сергей Петрович. – Лебединское месторождение – довольно сложное, здесь несколько типов руды. И у каждого – разные технологические свойства. А обогатительная фабрика комбината должна получать руду со стабильными качественными характеристиками. Наша задача из этих пяти типов сделать сбалансированный микс. Разве это может быть неинтересным? А увязка геологических планов и арзрезов, составление картограмм? Ситуация постоянно меняется, а вместе с ней и карты. И, кстати, прогресс нам здорово помогает. Гаджеты, та же система «Модулар», что появилась на Лебединском ГОКе благодаря инвестпрограмме Металлоинвеста, все они позволяют работать с привязкой к местности в режиме реального времени. В любую минуту я могу посмотреть, где находится тот или иной экскаватор. Но, знаете, уверен, что как бы далеко не шагнули технологии, ещё долгое время молоток останется главным рабочим инструментом геолога.

А в преддверии нашего профессионального праздника позвольте поздравить всех бывших, нынешних и будущих геологов! Пусть у вас всё будет хорошо, а наша профессия остаётся всегда востребованной!

Геологам завидовала Ульяна Савельева

Фото Алексея Разумова

31 марта 2016, 16:19    Редакция Эфир Губкина 0    100

Комментарии (0)

    Популярные новости

    Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.